Лица и судьбы Мультивселенной: Тасигур

Лица и судьбы Мультивселенной: Тасигур

Когда мы говорим о судьбах Таркира и его жителей, мы вечно попадаем в щекотливую ситуацию. Потому что ребром встает вопрос: какую судьбу мы имеем в виду? Ведь Таркир — удивительный мир. У него две истории. Две линии времени, разветвляющиеся у критической точки. Наверное, имеет смысл когда-нибудь написать об этом подробно-подробно и даже с картинками, но сейчас только вкратце напомним, в чем было дело и почему так получилось…

С незапамятных времен на Таркире шло противостояние людей и драконов. У обеих сторон было, скажем так, секретное оружие: у драконов — драконьи штормы, из которых, собственно, рождались новые драконы, у кланов людей — мастерство незримого, бесцветная магия, позволявшая скрыть и скрыться. Ну и сжечь. И, конечно, обе стороны обладали внушительным арсеналом клыков, когтей, мечей, секир, смелости и желания победить. 

Оказывается, однако, что и у штормов, и у незримой магии был один и тот же источник: мироходец Угин. История мира шла своим чередом, пока не достигла поворотного момента: до Угина добрался его брат-близнец Никол Болас и вступил с ним в схватку. Этот день стал точкой бифуркации для Таркира: в зависимости от того, кто бы победил, дальнейшие события стали бы развиваться совершенно по-разному. 

На “основной” линии времени победил Болас. И не просто победил, а убил Угина. Без его присутствия в мире живых драконьи штормы ослабли, а потом и вовсе прекратились. Популяция драконов перестала расти и, со временем, кланы людей  переломили ход войны и истребили драконов полностью. Золотой век не настал, правда, началась междоусобица, дрязги и войны уже между кланами.

Но вернемся к бифуркации. Ведомый последним посланием умирающего Угина, из будущего в этот критический момент прибыл Сархан. И когда Болас победил и покинул Таркир, Сархан заключил тело Угина в кокон из эдров, в котором мироходец должен был оживать и восстанавливаться. И история Таркира необратимо изменилась. Драконьи штормы не только что не прекратились, но, напротив, усилились. Война входила в критическую стадию. И не последнюю роль в завершении войны сыграл герой сегодняшнего текста: Тасигур…

Начнем по порядку, с “основной” линии времени.
Тасигур был ханом клана Султай. А Султай это у нас интриги, жестокость и наслаждение ею, это зомби-слуги, наги-советники и маги-ракшасы. Дни свои Тасигур проводил в праздности и жестоких развлечениях. По дворцу он не ходил — его носили специально изготовленные слуги-зомби. Еще он любил фрукты (видимо). Их ему тоже носили другие специально обученные зомби. Таланты управления у Тасигура отмечены не были. Предположительно, политикой занимались его советники, такие как нага Икра Шидики. ikra shidiqi, the usurper

Разумеется, как всякий жестокий правитель, Тасигур боялся покушений, в частности, что его отравят. Поэтому его еду пробовал специально обученный… нет, не зомби все-таки. Но слуга. К слову сказать, Тасигур бывал очень недоволен, что какой-то слуга ест изысканные кушанья, приготовленные для него, великого хана Тасигура, да еще и раньше хозяина! Но терпел. Как оказалось, не зря: однажды слуга отведал вкусного и умер в страшных мучениях. Тасигур пришел в бурную ярость и велел доставить себя к ракшасе Кхудалю. Точнее сказать, сначала он приказал доставить Кхудаля к нему, но Икра напомнила, что никто не вызывает Кхудаля. Что, в общем-то, довольно много говорит о месте ракшас при дворе Султая.

Добравшись до Кхудаля, который ради этого посещения вернулся из каких-то темных мистических странствий, Тасигур потребовал узнать имя отравителя. Ракшаса спокойно ответил, что имя он знает и процесс отравления видел. И готов его назвать хану, если тот поклянется не убивать преступника, а отдать его душу Кхудалю. Тасигур поклялся, и ракшаса объявил, что отравитель — Яла, героиня и победительница дракона, которую накануне Тасигур принимал во дворце и наказал.

Тут Тасигур пришел в еще более бурную ярость и велел доставить к нему Ялу и ее мужа. Наказание он приготовил для героини изощренное. Для начала он превратил ее мужа в бессмысленного зомби и заставил его поднести Яле ожерелье в виде награды. Награда, конечно, была мнимой: ожерелье душило носителя. Затем Тасигур взял в руки любимый хлыст с бритвенно-острыми окончаниями хвостов. А в заключение погрузил руки в разум и воспоминания Ялы.

И вот тут-то ярость Тасигура достигла небывалого размаха. Потому что в памяти героини не было ничего про отравление. Движением руки он оборвал мучения Ялы вместе с ее жизнью, и тут в комнате появился Кхудаль и обвинил хана в нарушении клятвы: ракшаса не получил обещанную душу. Тасигур в ответ обвинил Кхудаля в обмане: Яла не была отравительницей. Ракшаса не возражал. Больше того, он признался, что яд был его — он хотел заполучить душу Ялы, для этого и провернул нехитрую комбинацию. Тасигур приказал схватить предателя, но ракшаса лишь рассмеялся. Люди правят Султаем, сказал он, лишь потому, что им позволяют ракшасы и наги; и этому пришел конец. Так падет Султай. 

С этого момента Султай лишился поддержки и ракшас, и наг. С ними ушла подвластная им некромантия, а потому клан остался без зомби-слуг, зомби-солдат, зомби вообще. И разумеется, пришел в упадок. Напор драконов не ослабевал, и Тасигур решился на отчаянный шаг: попытаться договориться с драконом Силумгаром. В качестве взятки Тасигур взял с собой на переговоры последнюю оставшуюся у него большую ценность: свой драгоценный трон. Последнее, что известно о Тасигуре в этой временной линии, это как Силумгар спикировал на него. Что стало с жестоким ханом? Судя по всему, Силумгар принял его взятку и обосновался во дворце хана. А Тасигур… ну, что Тасигур. Он стал выполнять волю дракона и продолжил плести свои интриги. Как продолжилась его жизнь в основной временной линии после победы над драконами мне неизвестно.

Зато известно, что с ним стало, когда Сархан изменил историю Таркира.

Когда война с драконами вошла в решительную фазу, хан клана Джейскай, Шу Юнь, собрал беспрецедентный саммит: ханы отложили свои разногласия и собрались в одной из крепостей Джеская под знаком перемирия, чтобы обсудить ситуацию и понять, как можно не потерпеть поражение в войне с драконами. Именно на этой встрече ханы узнали о схватке Угина и Никола Боласа: хан клана Темур, Ясова, рассказала, как она была свидетелем этой битвы и даже помогла Николу Боласу (поскольку полагала, что это спасет ее клан), как увидела появившегося Великого хана — Сар-хана, — как тело Угина было помещено в эдровый кокон, как усилились драконьи штормы после этого. Ясова рассказала, как она не знала, что делать дальше — Сархан показал ей будущее без драконов, в котором кланы погрязли в войнах и разрухе, и она не хотела, чтобы оно настало. Но штормы не ослабевали, не слабел и напор драконов. Она пыталась связаться с духом Боласа, пыталась разрушить кокон Угина, пыталась исцелить Угина сквозь кокон — все тщетно.

Что было делать ханам? Тасигур немедленно предложил добить Угина, но остальные его не поддержали. В частности, Шу Юнь напомнил, что Угин в равной степени ценил (и ценит?) и драконов, и людей, недаром он даровал кланам магию незримого, чтобы защититься от драконов. Ханы спорили, доверенный хронист Шу Юня записывал все для будущих поколений, но ни к до чего главы кланов договориться не успели. На крепость напал Силумгар со своим выводком. Обычно драконы очень территориальны, поэтому все были уверены, что с ним сразится Оджутай, тоже появившийся на горизонте. Но вместо этого драконы объединили свои силы и напали на крепость, где проходил саммит.

Единственное, что могло сподвигнуть драконов забыть территориальные распри, — возможность покончить с ханами раз и навсегда. Но откуда они узнали о секретной встрече и о месте ее проведения? Тайна вскоре раскрылась: Тасигур сбежал, тем самым расписавшись в предательстве. Да, Золотой Клык предал своих собратьев-людей Силумгару. Последовало ожесточенное сражение. Рейхан, глава Абзана, пала. Ясова и Алеша смогли бежать. Шу Юнь же, спрятав записанную последнюю главу истории ханов Таркира, предстал перед Оджутаем и предложил сделку: дракон забирает жизни Шу Юня и, если нужно, всех драконоубийц, но оставляет остальной клан в живых. Оджутай принял эти условия.

Позже он приказал уничтожить все записи о ханах и кланах. Так пали кланы Таркира.

А что же Тасигур? Он вернулся в свой дворец — точнее сказать, уже во дворец Силумгара, — где дракон спал, обернувшись вокруг роскошного трона (да-да, того самого). Он был — как всегда — в ярости и как всегда, в ярости довольно бессильной. У них ведь была договоренность! Ему обещали почетное место! Он — хан! А это… это какое-то вторжение! Так не договаривались!

У спящего Силумгара его встретила Шидики. Она пресекла крики Тасигура о назначенной ему аудиенции, но Силумгар проснулся. Да, перевела Шидики с драконьего, действительно, Тасигуру обещано почетное место. Великий дракон приносит свои извинения. И слуги-зомби надели на Тасигура золотой ошейник, цепи от которого тянулись в лапу Силумгара… Так бывший хан Султая стал слугой, игрушкой и трофеем дракона. А позже и вовсе и вовсе оказался у него на ожерелье. Несомненно, на самом почетном месте. На месте, которое так долго и старательно заслуживал.

Денис @Duke Zero Федосеев

2 комментария

  1. Axer:

    В основной временной линии Тасигур же победил Силумгара ? А первая история про предательство наг и ракшасов, это уже из альтернативной линии?

Добавить комментарий