Лица и судьбы мультивселенной: Баррин

Лица и судьбы мультивселенной: Баррин

От редакции: Приветствуйте на нашем ресурсе Дениса @Duke Zero Федосеева и продолжение цикла статей о лоре мультивселенной!

В 2800 году по Аргивскому летоисчислению, — ведущемуся с года рождения братьев Урзы и Мишры, — в темные года Ледникового Периода в Доминарии, на континенте Терисиар, в королевстве Кьелдор родился человек, которого назвали Барринaло. Человек, которому было предсказано стать самым могущественным чародеем Доминарии.

Долгое время он вел вполне непримечательную жизнь, служа младшим писцом, но однажды все изменилось. Умирал Фарон, древний маг, родившийся больше четырехсот лет назад, защитивший Кьелдор от смертельной угрозы, ставший правой рукой королей Кьелдора. Фарон обладал секретами, за которые были готовы посоревноваться многие в королевстве.

К его ложу со всех концов страны были направлены писцы, чтобы записать его последние мудрости и знания. Но умирающий Фарон был готов открыть свои тайны только одному человеку. Младшему писцу Барринало. Среди знаний и мудростей, переданных ему Фароном, были заклинания, позволяющие растить деревья и укрощать животных, магия превращений, магия управления температурой (а сохранять тепло было не так-то и просто в суровом климате Ледникового Периода).

Было там и одно заклинание, перевернувшее жизнь молодого Барринало. Заклинание, уничтожающее реальность. Трубный глас рока. Заклинание, исторгнутое Урзой из Голготианского силекса, уничтожившее остров Аргот и окончившее Войну Братьев.

С обретения этого устрашающего знания началась долгая дорога Барринало к его судьбе. Впрочем, вскоре он сменил имя и перестал быть Барринало: однажды ему не хватило чернил, и он отбросил последние буквы своего имени, приняв имя Баррин…

Прошло без малого полтысячи лет, и к Баррину обратился великий мироходец Урза (как причудливо тасуется колода и сплетаются пути). Урза запланировал основать школу для магов, настоящей задачей которой должна была стать подготовка защиты Доминарии от неминуемого фирексийского вторжения. Баррину отводилась роль ректора этой школы. Маг согласился, и так началась Толарианская академия, какой мы ее знаем.

Среди учеников, поступивших в Академию и учившихся под присмотром Баррина, были многие без преувеличения великие маги и артифисеры, некоторые из которых живы и по сей день. Среди них был мироходец и знаток магии времени Тефери (бывший в студенческую пору источником непрестанных каверз и проделок, “не имевший представления о конструктивном использовании времени”, согласно заметкам Баррина Disruptive Student, Confiscate), была артифисер из народа гиту Джойра. Были и многие другие, о ком речь еще впереди.

Одним из первых планов, которые Урза запустил в Академии, было изучение самой структуры времени с целью создания машины времени. В самом деле, рассуждал мироходец, проще всего справиться с Фирексией в зародыше, предотвратив все ее зверства. Возможно, так можно спасти его брата, Мишру, совращенного и искалеченного Фирексией. Баррин с готовностью погрузился в исследования. “Время подобно реке, — говорил он. — На Толарии мы учимся строить дамбы” Rewind.

Проект, казалось бы, протекал вполне успешно. Урза и Баррин раскрыли секрет путешествий во времени и создали пробу для исследований: ею стал серебряный голем, которого назвали Карном. Увы, как всегда, в стройные планы магов и ученых вмешалась случайность и человеческий фактор. Юная Джойра нашла на берегу острова потерпевшего кораблекрушение юношу Керрика, влюбилась в него и скрыла эту встречу от старших.

Керрик оказался фирексийским агентом К’рриком K’rrik, Son of Yawgmoth. И однажды К’ррик во главе армии фирексийских негаторов ворвался в Академию и устроил в ней кровавую баню, не жалея никого. Урза сумел отправить Карна на несколько дней в прошлое, чтобы предотвратить трагедию. Карну удалось остановить К’ррика, сломав ему ногу, но тут экспериментальная машина времени не выдержала перегрузки и взорвалась. Урза спешно эвакуировался, прихватив с собой Баррина, Карна и столько учеников, сколько смог и успел. Толария превратилась в руины. 

Позже Урза вернулся на Толарию, чтобы восстановить то, что можно было восстановить. Масштаб и характер разрушений превзошел его ожидания. Остров превратился в мешанину областей с разной скоростью течения времени. Сделав шаг, можно было угодить в ловушку медленного времени и застрять там как муха в янтаре (так случилось с Тефери, оказавшемся в пузыре медленного времени в горящей одежде), а можно было оказаться в области быстрого времени и состариться на столетия за секунды.

Тем не менее, Академия возродилась под руководством Урзы и Баррина. Маги научились использовать особенности ландшафта острова для своих нужд. Огромную роль тут сыграла Джойра, нашедшая способ преодолевать границу областей с разным течением времени. Теперь Академия могла проводить длительные эксперименты за считанные дни реального времени, а “медленная” вода замедляла старение, позволяя прожить много дольше, чем отпущено человеку.

Здесь уместно сказать о роли Баррина в Академии. Да, он был ее ректором и управлял всеми административными процессами, до которых Урза, конечно, не опускался и которыми не интересовался. Но Баррин был много большим, чем администратором. Мне хочется назвать его совестью Академии, тем сдерживающим фактором, который не давал Урзе пуститься во все тяжкие и напропалую следовать маккиавеллианскому “цель оправдывает средства”. Потому что Баррин хорошо понимал: с кем бы они ни боролись, есть средства, которые превращают применяющих их в нечто худшее, чем их враги.

С годами планы Урзы вызывали у Баррина все больше и больше вопросов, но никогда он не отворачивался от мироходца, хотя это и было порой непросто. “Урза утверждает, что он в своем уме, — размышлял маг. — Быть может, так и есть, но непросто понять, что это такое — быть в своем уме — для мироходца”

Но вернемся к Толарии. Как оказалось, К’ррик тоже пережил катастрофу и его негаторы плодились и размножались в анклаве быстрого времени. Когда пять лет спустя Урза отправился в Явимайю и был пойман там в ловушку Мултани, К’ррик напал на Академию. Баррин руководил защитой и вызвал Урзу при помощи сигнального маяка. Мироходец подоспел вовремя, и Толария избежала повторного разрушения.

Позже Баррин участвовал в битве в Царстве Серры, сражаясь с фирексийским оверлордом, руководившим осквернением этого мира, в то время как Урза едва не был уничтожен сошедшим с ума архангелом Радиант. К сожалению, сохранить Царство Серры не удалось, и мир схлопнулся. Впрочем, Урзе удалось использовать энергию умирающего мира, чтобы зарядить ядро Везерлайта, и спасти многих жителей плана.

Тем временем на Толарии полным ходом шла работа над Оружием Наследия и проектом Bloodlines, который пугал Баррина своей евгенической направленностью и вызывал все больше сомнений и колебаний. Но, как всегда, Баррин оставался верен Урзе и “топил свои сомнения, закапываясь все глубже в детали планов Урзы” Mental Discipline. Примерно в это время он влюбился в толарианку Рейне, позже ставшей Советницей Академии. Чувства были взаимны, и они поженились.

Можно только догадываться о ярости, охватившей Баррина, когда маг узнал, что эти отношения были частью планов Урзы: дочь Баррина и Рейне должна была стать частью Наследия и проекта Bloodlines.

Возможно, это отразилось на отношениях Баррина с дочерью, Ханной. Маг надеялся, что она пойдет по его стопам и посвятит себя изучению магии, но Ханна предпочла заниматься артефактами, не вызывавшими у отца, проведшего долгие годы рядом с Урзой, никакого доверия. Дочь и отец рассорились, и Ханна переехала в Новый Аргив, а позже вошла в команду Везерлайта вместе с капитаном Сисэй, Джерардом Капашеном и другими.

Наступали темные времена: начиналось Фирексийское Вторжение. В самом его начале Баррин и Рейне пришли на помощь их бывшему ученику, Тефери, в защите юго-восточной части континента Ямураа от вторжения воинственных келдонцов под предводительством Латуллы. Во время последней битвы вторжения Рейне была убита подручным Латуллы, мутантом Гриилом. В горе и ярости Баррин уничтожил всю келдонскую армию целиком, вместе с Гриилом и Латуллой.

Примерно в это же время Баррин нашел новое применение медленной воде Толарии: вместе с могущественными заклинаниями она позволила не только замедлить его старение, но и омолодить. Именно поэтому на его изображениях времен Вторжения его волосы черные, а не седые (Barrin’s Spite, Barrin’s Unmaking).

Во время Фирексийского Вторжения Баррин сражался на многих фронтах: они с Урзой защищали Беналию, позже Баррин возглавил защиту Келда, потом — Урборга. Но везде приходилось отступать: силы Фирексии были велики, а все силы защитников Урза стягивал в Койлос. Непосредственно перед сражением Баррин с ужасом узнал, что Ханна умерла от фирексийской чумы. Больше того, Урза даже не подумал ему об этом сообщить. Только в этот момент Баррин понял, чего стоила ему вера в Урзу и его планы. Маг эксгумировал тело дочери из-под песков Койлоса и отправился на Толарию, чтобы похоронить Ханну рядом с Рейне.

Но на Толарии его ждал новый удар. Фирексийцы обнаружили-таки так долго и тщательно скрываемое сердце операций Урзы, и остров кишел войсками Вторжения. Этого рассудок Баррина не выдержал. Он произнес заклинание, которому его научил Фарон больше тысячелетия назад и которое Баррин поклялся никогда не произносить. Толария, фирексийские солдаты, тело Ханны, могила Рейне и сам Баррин — все превратилось в прах.

PostScriptum.

В одном из возможных будущих у этой истории есть продолжение. Оказалось, что последнее заклинание Баррина углубило временной разлом, открывшийся на Толарии из-за первой темпоральной катастрофы, и он грозил уничтожением всей Мультивселенной. Тогда Карн, к тому времени уже мироходец, вновь отправился в прошлое, чтобы предотвратить катастрофическое влияние заклинания на разлом, и даже преуспел. Но это лишь одна из множества прихотливо извивающихся нитей возможного будущего в вероятностной картине этого мира.

 

Добавить комментарий